Новосибирск, вперед! > ХРОНОГРАФ > 26 мая 1918 года – белогвардейский новониколаевский праздник: День рождения Автономной Сибири.

26 мая 1918 года – белогвардейский новониколаевский праздник: День рождения Автономной Сибири.


26-05-2020 23:59. Разместил: admin

26 мая 1918 года – белогвардейский новониколаевский праздник: День рождения Автономной Сибири.В ночь на 27 мая 1918 года в Новониколаевск прибыл руководитель антибольшевистского сибирского подполья подполковник Гришин-Алмазов, который в 5 часов утра подписал Приказ № 1 о своём вступлении в командование войсками Западно-Сибирского военного округа. Так началась короткая история Автономной Сибири – антисоветского государства, рожденного пекле Гражданской войны с центром в Новониколаевске. В этом городе легализировал свою работу Западно-Сибирский комиссариат, исполнявший функцию Временного Правительства Автономной Сибири. Отсюда, из Новониколаевска, пошла весть об освобождении Сибири от власти большевиков…

Французский корпус чехо-словацких легионеров, сформированный еще до революции в России, должен был отправиться в Архангельск, где его ждала отправка водой на европейский театр военных действий против Австро-Венгрии. Но в связи с большевистским переворотом эшелоны с 30 тысячами солдат застряли на Транссибирской железной дороге, так как было решено отправить их в Европу через Владивосток. Иностранный легион растянулся от Пензы до Владивостока, неожиданно став главным фактором в противостоянии белых и красных. И хотя между Францией и Советским правительством было достигнуто соответствующее соглашение, предоставленные самим себе легионеры не верили Советам. Они видели, что большевики в марте 1918 года заключили сепаратный мир с Германией и стали повсеместно выпускать из плена злейших врагов чехо-словаков – австрийцев и венгров, формируя из них Интернациональные батальоны. Следующим шагом большевиков мог стать арест чехо-словаков и выдача их в Австро-Венгрию. И действительно, 25 мая 1918 года по Транссибу был разослан приказ наркома Троцкого срочно, немедленно разоружать чехо-словацкие формирования. Согласно этому приказу «каждый чехословак, замеченный на железной дороге с оружием, должен быть расстрелян на месте. Каждый эшелон, в котором окажется хотя бы один вооруженный, должен быть выброшен из вагонов и заключен в лагерь для военнопленных».

Узнав о содержании правительственной телеграммы, командир дислоцированного возле Новониколаевска 7-го Татранского стрелкового полка капитан Гайда решил действовать на опережение. В этот же день он встретился с представителями новониколаевского белого подполья, с которыми командование легионеров поддерживало связь, и стал настаивать на немедленном свержении  в городе власти большевиков. Под началом Гайды в тот момент было около 500 легионеров, у которых на руках оставалось всего 50 винтовок, но это была единственная сила, которая могла выступить против новониколаевского гарнизона (около тысячи штыков). Если бы красноармейцы забрали у легионеров последнее оружие, то тогда о перевороте не могло быть и речи, потому что силы подпольщиков были ничтожны. Поэтому представители белого сопротивления были вынуждены согласиться с тем, что восстание надо начинать немедленно – на свой страх и риск, без согласования центром (он находился в Томске) и без подготовки. К тому же было известно, что сегодня большевистская верхушка Новониколаевска должна собраться в конце дня в Доме Революции (ныне театр «Красный факел»), чтобы отменить какой-то свой праздник. Внезапным ударом можно было бы обезглавить большевистские военные формирования, и эта мысль грела, потому что давало большие шансы на успех всего предприятия.

Вечером заговорщики еще раз встретились, чтобы выработать план действий. В номере гостиницы «Метрополь» (часть здания сохранилась до сих пор в месте пересечения современных ул. Коммунистической и ул. Революции) Гайда со своими офицерами, а так же представители новониколаевского подполья – капитан Травин и поручик Лукин, составили список лиц, подлежащих немедленному аресту. Начать решили ровно в полночь 26 мая по сигналу красной ракеты. В качестве опознавательных знаков на рукавах восставших должны быть бело-зеленые повязки.

К полудню 26 мая Новониколаевск был полностью в руках восставших. Следом была захвачена Колывань. Русские офицерские и чешские  отряды двинулись на запад, к Омску, и на Юг, по Алтайской железной дороге. Такие же отряды выступили из Томска и взяли Черепанов, Барнаул, Бийск. Чехи двинулись по сибирской магистрали, уничтожая красногвардейцев и интернационалистов. Сибирь перестал быть красной, а центром сибирского освобождения неожиданно стал Новониколаевск, в котором и начали формироваться органы управления новой власти.

Чехо-словацкие войска, когда спала угроза их депортации в Австро-Венгрию, перестали принимать участие в военных действиях. В Новониколаевске они чувствовали себя хозяевами и, будучи здесь главной силой, относились к русским без всякого почтения. Чтобы избежать лишних конфликтов, органы власти Автономной Сибири уже в июне сочли за благо покинуть Новониколаевск, чтобы переехать в Омск – подальше от опасных соседей.

Капитан Гайда, между тем, находился в лучах славы, и в скором времени поступил в ряды Русской Армии, где под командованием Колчака стал генерал-лейтенантом и командующим Сибирской армией. Карьера бывшего лавочника была головокружительна. Но еще более головокружительным было его падение. Никто не мог предположить, что человеку, стоявшему у истоков освобождения Сибири от большевизма, суждено будет стать тем, из-за кого будет проиграна вся Гражданская война. Но именно Гайда в мае 1919 года стал тем генералом, который отказался исполнять приказ Колчака об остановке успешного наступления его армии на Вятку и Казань, чтобы помочь терпящей поражение Западной армии. Не получив ожидаемого подкрепления, Западная армия оказалась полностью разгромленной, что открыло для красных тылы Сибирской армии. Именно с этого момента колчаковцы вошли в полосу непрерывных поражений. Гайда был отстранен от должности, а позднее, 2 сентября 1919 года, - разжалован, лишен всех наград и изгнан из Русской Армии. Правда, на начавшуюся агонию Восточного фронта это уже никак не влияло – конец Гражданской войны был виден. 

От времен Автономной Сибири нам в наследство остался ее главный лозунг «Через автономную Сибирь к возрождению России!», официальный гимн «Гей, славяне» («Гей, славяне! Наше слово Песней вольной льётся. И не смолкнет, пока сердце  За народ свой бьётся!») и бело-зеленый «национальный» сибирский флаг. И еще праздник, учрежденный в период недолгого существования этого государства. Приказ о праздновании годовщины новониколаевского переворота подписал 19 мая 1919 г. Гайда в бытность командующим Сибирской армией. Вот текст этого распоряжения: «26-го сего мая н. ст. исполняется годовщина свержения большевиков в Сибири. Приказываю: в районе Сибирской армии этот день праздновать. Занятий не производить. Начальникам гарнизонов и командирам частей назначить парады войскам; пищу в этот день улучшить; для солдат устроить бесплатное посещение театров и кинематографов. Помещения воинских частей украсить национальными и сибирскими флагами». Подпись крепил начальник штаба генерального штаба генерал-майор Богословский.

 

Источник: http://grigoryevff.ru/1918.html


Вернуться назад