RSS
Обратная связь | Проект Федора Григорьева
Новосибирск, вперёд!
Поиск по сайту:Расширенный поиск по сайту
Навигация

Подписка на новости
Введите ваш e-mail адрес:


Календарь-хронограф
«    Сентябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Теги

Местные новости
СЕТЕВАЯ МУЛЬТИПЛИКАЦИЯ НОВОСТИ
PR - это неработающая, устаревшая модель формирования конкурентоспособного бренда. Наиболее ярким примером беспомощности PR в современных условиях может служить фантастическая способность интернета мгновенно (а главное, бесплатно) делать объект или явление знаменитым. Ведь PR так и не смог взять на вооружение эту стихию.
... читать далее
 

Новосибирская область в Великой Отечественной войне: глубокий тыл или передовая линия?
Новосибирская область в Великой Отечественной войне: глубокий тыл или передовая линия?Первые 11 сибирских дивизий прибыли на Западный фронт, когда немцы уже оккупировали Белоруссию и Прибалтику. Именно эти дивизии замедлили победное шествие противника в направлении Москвы, навязав ему тяжелые бои под Оршей и Смоленском. Первую настоящую трепку немцам устроила 24 армия, сформированная в Сибирском военном округе. В 125 километрах от Москвы, неподалеку от городка Ельня, было уничтожено 47 тысяч немцев. Сталин в честь этой победы учредил Гвардию, а в отчетах немецкого командования появился термин "новая сила", которым обозначалась уважительная причина возросших потерь. ... читать далее
 

Бронзовая история Новосибирска и пять выводов
Вопросы без ответов

Бронзовая история Новосибирска и пять выводовПо данным Института истории, филологии и философии СО РАН (Булыгин Ю.С., Громыко М.М) будущая столица Сибири ведет свое начало с петровских времен. На рубеже 17-18 веков служилый человек Федор Креницын по кличке Кривощек пришел на левый берег Оби и заложил здесь самое первое поселение в виде торгового подворья. Так родилось село Кривощеково, которое дожило до 20 века и было снесено в связи со строительством Транссиба.

Эта история устраивала всех, пока у местных краеведов не стали появляться вопросы. Почему именно это место выбрал Федор Кривощек для своего «торга»? Каким образом он взаимодействовал с «белыми калмаками», с которыми должен был торговать, если известно, что те жили на другом берегу? Почему Г.Ф.Миллер, первый придворный историограф России, путешествовавший в этих местах в 1734 году, записал второе название Большое Кривощеково – Никольский погост, Никольское село? Вопросы не получали ответа, потому что тема происхождения давным-давно снесенного села никого особо не волновал. Более того, в 80-х в исторической науке возобладало мнение о том, что древнее Левобережье вообще не стоит связывать с Новосибирском. Столица Сибири должна быть молодым, устремленным в светлое будущее городом, которому ни к чему вериги древности. Так родилась красивая мифологема о прогрессивном писателе-«путейце», который в конце 19 века предложил это место под первый железнодорожный мост через Обь, где тот и был возведен, попутно дав жизнь будущему Новосибирску.


Сначала общественность Новосибирска отреагировала на это решение  с энтузиазмом, начали праздновать День города, которым власти назначили дату прибытия барж с «мостостроителями» (самарскими землекопами), но со временем стало приходить отрезвление. Сначала выяснилось, что прогрессивный писатель не такой уж и «путеец», потому что имел чин действительного статского советника и был кутилой, прославившимся растратами казенных денег. А потом обнаружилось, что он вообще не имел отношения к изыскательским и гидрологическим работам в районе Кривощеково. В память об этом конфузе горожанам осталась одна из главных площадей города, названная в честь «основателя», и куча новых вопросов. Почему дата рождения города привязана к строительству моста, если существует официальный императорский рескрипт о его «возведении в степень» города? Почему только на Оби родился новый город, а на остальных 15 великих реках, которые пересек Трассиб, ничего подобного не произошло? Почему в имперских официальных бумагах Ново-Николаевск (будущий Новосибирск) до своего переименования значится как «поселок Кривощековский»? 

 

 

... читать далее
 

СУЩИЙ, ВЕЩИЙ, КОЩИЙ: МИР ЖАЖДЕТ РУССКОЙ ЛЕНИ
СУЩИЙ, ВЕЩИЙ, КОЩИЙ: МИР ЖАЖДЕТ РУССКОЙ ЛЕНИ

В параллельном развитии русской и европейской цивилизаций каждая накопила свой багаж ценностей. Ценности Европы известны - они широко пропагандируются, они предлагаются, они доступны для изучения. Что же предлагает "Святая Русь”?... читать далее
 

КАКОЙ БЫЛА ПОМЕСТНАЯ КРЕПОСТЬ В РОССИИ

В этой статье автор ставил перед собой цель доказать, что крепостное право - это исторически обоснованное, прогрессивное явление, благодаря которому Россия освободилась от Орды, стала доминировать в Европе, попутно избавив свое население от ужасов европейского средневековья, изуродовавшего менталитет среднестатистического жителя Европы. В начале 19 века крепостное право сыграло важную роль в становлении русского национального самосознания, в конечном счете, подарив современным русским ту "самость", которая и сегодня делает их особым народом.           

... читать далее
 


Самые цитируемые новости нашего портала
  • «ГОСТИ ИЗ БУДУЩЕГО» НА КРАСНОМ ПРОСПЕКТЕ 177
  • ОБСКАЯ ОДИССЕЯ ФЕДОРА ПУЩИНА или почему казаки не использовали Обь для завоевания Южной Сибири?
  • Местные новости

    версия для печати ПРИКЛЮЧЕНИЯ ГОТОВ В СИБИРИ

    27-07-2011 13:29 | рубрика: СТАТЬИ | опубликовал: admin | Перепечатки: [2013-12-07 02:07:27] www.proza.ru (1)http://www.proza.ru/2010/03/03/462;    

    ПРЕДИСЛОВИЕ
    История – это жанр художественный литературы, где принято следовать раз и навсегда установленным правилам. Их, по сути, создали  два монаха: итальянец Иосиф Скалигер и француз Дионисий Петавий. В XVII веке они впервые ошарашили мир рассказом об Античности, Средневековье, Возрождении. Но археологии и прочих собственно научных инструментов тогда еще не было, поэтому все последующие открытия в исторической сфере чем дальше тем больше не совпадали с образом прошлого, придуманном отцами-основателями исторического жанра. Вот почему искусство профессионального историка с самого начала стало заключаться в умении интерпретировать новые данные таким образом, чтобы они вписывались в существующий канон. Впрочем, правила игры тоже не оставались на месте. Например, Александр Дюма описал жизнь древних французских королей до того как это попытались сделать историки. И хотя он не распологал историческими материалами на этот счет, романы оказались научно корректными. Иными словами, историки были вынуждены подбирать исторические факты так, чтобы они не противоречили массовым представлениям, которые уже господствовали в мире благодаря гению писателя. Хотя сам Дюма особо не скрывал, что все высосал из пальца, официальная наука до сих пор стоит на охране его фантазий. Примерно такую же роль в формировании научно-историких концепций сыграли Готлиб Байер, Николай Карамзин, Вальтер Скотт, Александр Пушкин, Фенимор Купер и др. За последние три столетия накопилось много исторических фактов, которые по той или иной причине не были использованы в качестве сюжетов художественных произведений, и поэтому в исторической науке оказались "неликвидами", выброшенными на свалку. Особенно в России, которая не имела собственных Вальтеров Скоттов и Фениморов Куперов, и по этой причине была вынуждена безбожно рихтовать собственную историю, чтобы не выпасть из мировой истории. Жертвенность доходила до того, что целые регионы оказывались без собственного прошлого. Вот почему особенностью национальной историографии стали «хвосты», которые иногда выглядят богаче, чем официальные тексты. 

    Взять, к примеру, Западную Сибирь. Кто ответит, почему Новосибирская и Кемеровская области, Алтайский край оказались самой последней территорией Сибири, вошедшей под российский скипетр? Со времен похода Ермака прошло почти полтора столетия, за это время Москва понастроила острогов до Сахалина, а находящиеся по боком земли, причем, самые благодатные за Уралом, оказались вне ее внимания. Почему движение «московитов» на восток обтекало контуры этой страны? 

    Ответа на этот вопрос в современной историографии не существует. Так же как и не существует сколько-нибудь внятной информации, объясняющей другой удивительный факт: где-то между 1711 и 1718 годом знаменитая "межа" между Московским государством и загадочной державой в Верхнем Приобье вдруг перестала существовать. Заповедные дали открылись перед лицом ошарашенных казаков-пограничников. Более того, историки утверждают, что русская колонизация самого последнего территориального приобретения в Сибири проходила на редкость мирно и практически без конфликтов с местным населением.  

    Представляете? Сначала сто лет соседства, которое несколько раз воспламенялись войнами, а потом – будьте любезны, добро пожаловать, располагайтесь как у себя дома!  

    Петербург весть об "исчезновении" сопредельного государства (да, да - с этой страной были установлены официальные дипломатические отношения!) воспринимает недоверчиво. В 1719 году Петр Первый отправляет за Урал своего личного агента Даниэля Мессершмидта, который в середине 1721 года добирается до пограничной крепости Кузнецк, откуда направляется вглубь доселе неведомой территории. До сих пор неизвестно, что обнаружил и о чем доложил своему царственному патрону этот смелый человек, так как из путевого дневника Мессершмидта удалены все страницы, которые описывают 7 месяцев его пребывания в этой стране. И еще мы знаем, что в том самом знаменательном 1721 году Московское Царство в одночасье было преобразовано в Российскую Империю, а до этого труп князя Матвея Гагарина, первого сибирского губернатора и личного друга царя, несколько месяцев болтался на виселице, которая была установлена на одной из петербургских площадей. 

    У вас не складывается впечатление, что мы все что-то пропустили? Особенно, если учесть, что в эти годы в Европе набирала силу мода на контрабандное «скифское золото», которым, как оказалось, была нашпиговано открывшееся Верхнее Приобье. Аристократы всего мира хвалились друг перед другом коллекциями изумительных по красоте изделий из серебра и золота, которые не были похожи на предметы античности, и тем самым взрывали общественное мнение. Ведь до сих пор все свято верили, что другой «старины», кроме античности, не бывает! 

    Именно в это время в светских салонах Петербурга и Москвы стал оформляться тот самый "русский народный" фольклор, о котором нам сегодня, как всегда, напоминает "Наше Все" - А.С.Пушкин. В предисловии к «Руслану и Людмиле» поэт перечисляет «времен минувших небылицы», многие из которых имеют явно сибирское происхождение. Во всяком случае, Лукоморье для современников поэта не было загадкой, так как представляло собой известное в те времена географическое название, обозначавшее место впадения реки Оби в Северный Ледовитый океан. И сегодня на большинстве зарубежных карт Сибири XVII-XVIII веков можно прочитать слово Lucomorue там, где сейчас значится Обская губа. И судя по игривому тону, с каким Пушкин обращается к своим "красавицам", последние были в курсе, что "там (т.е. на берегу Карского моря) русский дух… Там Русью пахнет!"  

    Все началось за сто лет до написания бессмертных пушкинских строк, когда вопрос «русскости» Сибири гремел по всему Петербургу. Правительство Анны Иоанновны уже не могло не реагировать на будоражившие высший свет слухи, которые текли из делекого Зауралья. В 1733 году в Сибирь была снаряжена беспрецедентная по дороговизне научная экспедиция. Это сейчас мы знаем, что руководитель того странного предприятия Г.Ф.Миллер является автором "Истории Сибири", и поэтому бытует мнение, что камергер Бирон направил его за Урал с целью подготовки сего труда. На самом деле, мы упускаем из виду, что на тот момент в Российской Империи не существовало ни одной из ныне известных историй этого государства. Потому что не было исторической науки как таковой. В том то и дело, что Миллеру было поручено создать отечественную историографию, для чего и снарядили экспедицию в Сибирь. Просто в первой половине XVIII века в Петербурге свято верили, что истоки московской государственности надо искать не на Украине или в Прибалтике, а за Уралом.   

    О миллеровской экспедиции, на самом деле, мало что известно. Забегая вперед скажу, что ее результаты (так же как и результаты предшествовавшей сибирской экспедиции Мессершмидта), даже не были переведены на русский язык. Но начиналось все очень торжественно. Перед отъездом в Сибирь Миллер и его коллеги были удостоены высочайшей аудиенции. Но потом, если следовать фактам, все пошло по другим рельсам. Прибыв в Сибирь, Миллер через два года завершает намеченную программу исследований и просится домой. Но в Петербурге в это время выходит в свет "норманисткий манифест" академика  Готлиба  Зигфрида  Байера, ознаменовавший коренной поворт в исторической политике Империи. Согласно новой теории Московия как государство берет свое начало не в Азии, а в Европе. Вот почему в 1735 году Миллеру предписывают продолжить работу в Сибири. Теперь Миллер собирает материалы, которые должны не подтверждать, а наоборот, опровергать "азиатский след" в истории Московии. В 1744 году академик предстает перед своими коллегами в Петербрге и формулирует свои впечатления о Западной Сибири таким образом: «Сколько не видано следов на разных местах по степям городков? Какое множество в память поставленных каменных маяков, болванов, старинных могил и других принадлежащих к тому вещей на всех местах не находится? Каких дорогих вещей, золотых и серебряных, из могил не выкопано? Откуда можно было им произойти. Как только от прежних татар; понеже известно, что все сокровища из Китая, Персии, России, Польши, Богемии, Венгрии им достались?» 
    Возможно, для кого-то это будет открытием, но приведенная выше околесица и есть то самое научное основание, тот самый идейный фундамент, на котором до сих пор зиждутся наши представления о дорусской истории Западной Сибири. Ведь упоминаемые Миллером «городки» - это не каменные руины, а остовы деревянных городов. Таким образом, «прежние татары» по Миллеру жили в середине XVII века (срок жизни заброшенного бревенчатого строения не превышает 100 лет). Не лишним будет так же отметить, что процитированные строки академик писал, глядя на бесчисленные каменные лики с закрученными кверху усами. Общеизвестно, что этими "болванами" еще в XVIII веке была утыкана вся Южная Сибирь, и проблема состояла в том, что они были надгробными статуями, изображавшими внешность погребенных. А коли «покойнички» сплошь и рядом имели длинный нос и «чапаевские» усы, то данная информация, с точки зрения исторической науки, не могла быть использованной, так как не укладывается в уже расписанную во всех подробностях историю мира.  

    Что же скрывалось за провалом сибирской экспедиции Миллера и одновременным появлением "норманской теории", которая фактически вводила азиатскую Московию в семью европейских государств?

    СЛАВЯНСКИЙ ВОПРОС
    Как бы это странно не прозвучало, но древнюю историю Сибири надо начинать с истории Новгорода. Современные археологические раскопки подтвердили летописные сведения о том, что Новгород был основан Ободритами – могучим славянским народом, населявшим в древние времена территорию современной Померании и Мекленбурга (1). Начальная Летопись, написанная, как известно, в Киеве, сообщает: «ти суть людье ноугородьци от рода варяжьска (2), ». В переводе на современный русский: «население новгородское происходит от вагров, которых раньше звали словенами».

    А кого "преже бо беша словени"? Солуньские братья Кирилл и Мефодий, когда переводили Библию с древнееврейского на язык аборигенов Восточной и Центральной Европы, для перевода ключевого библейского термина dbk, kubod ("ценность, измеряемая весом, массой", "честь, достоинство, высокое положение", "пышность, богатство и красота, связанная с высоким положение", "мудрость, могущество и величие Бога", "потрясающее явление Бога в сиянии" - Швецов П.Б. "Практическая значимость явления славы Божьей в Ветхом Завете для христиан") использовали местное выражение "слава". Этот факт доказывает, что в момент создания глаголицы, то есть в 863 году, скифы восклицанием "слава" выражали нечто, достойное восхищения и преклонения, высшую ценность. И если правы те, кто утверждает, что "слава" и "словене" происходят от одного корня, то Нестор-летописец, как получается, указывал на то, что Вагры "преже" пользовались особым положением, были предметом восхищения и поклонения.

    На такие эпитеты в Европе мог претендовать только один персонаж Средневековья - Авары. Они в середине первого тысячелетия лет сто держали в кулаке всю Еворопу. Они создали гигантское государство, которое простиралось от Дуная до Дона. Они изобрели рыцарские доспехи и стремена. А самое главное, они оставили после себя культурный след, неотличимый от того, который археологи привыкли идентифицировать как чисто славянский. На Руси Авар звали Обрами, Обринами - именем, производным от которого выглядит название Ободриты. Так что "словене" европейской истории весьма точно совпадают с явлением, которое в официальной историографии принято называть Аварским Каганатом - вот почему "славы" стали в народной памяти именем нарицательным, превратившись в выражение  высшего призхнания, в качестве которого даже попали в Библию. Но в немецкой историографии совсем другая картина. Ее закладывали  монахи Карла Великого, победителя Обров, так что не удивительно, что там сформировался прямо противоположенный взгляд на "словен".

    Живший в X веке христианский писатель Адам Бременский вычитал из древнеримских хроник, что латинское слово sclavi (раб) произошло от общего названия варваров, населявших Север Европы. Со времен императора Траяна они составляли основную массу рабов Рима, поэтому слово sclavi постепенно стало нарицательным, закрепившись в латыни как понятие «раб». Адаму Бременскому пришла в голову мысль совместить область расселения древнеримских «sclavi» (вероятно, речь шла о Сколотах, которых описал Геродот) с территорией, на которой располагались современные ему остатки Аварского Каганата - языческие государства на Балтике. Так родилось слово Sсlavonia (в те времена писали и читали только на латыни) – главная политическая удача средневекового Ватикана. Ведь благодаря этому термину обширные земли, принадлежавшие языческим государствам Обдоритов, Лютвы-Вильцев, Собров, превратились в «Sclavonia» - «Страну рабов». Эффект от ватиканской pr-акции был настолько велик, что до сих пор в учебниках, рассказывающих о «Дранг нах Остен» (4), военные события на Балтике подаются как подавление славянского восстания, хотя кичившиеся своей древностью и богатством балтийские славянские королевства в упор не видели своих нищих христианских соседей по Европе. Почитайте того же Адама Бременского! 

    Но слово всегда сильнее меча – занятые междоусобицей Ободриты и Лютвины-Вильцы не заметили, как все вместе проиграли Ватикану информационную войну. Во всяком случае, уже в XI веке вся христианская Европа была вдохновлена идеей вернуть в исходное положение ненавистную и богатую «Страну Рабов». Это был прочный идеологический фундамент, на котором возводилось здание «Священной Римской империи германской нации» (5). Ведь не случайно, в «германцы» шли разноплеменные молодые люди, объединенные простой и понятной идеей: стать новыми хозяевами «sclavi»…  

    Один из таких «германцев» по имени Гельмольд (между прочим, урожденный вагр), вошел в историю тем, что написал книгу, где были подведены итоги крестового похода против балтийских язычников. Дело было в 1156 году. Книга называлась «Chronica Slavorum» («Славянские хроники») и это название свидетельствует, что книжное слово «Sclavinia» к этому времени упростилось до «Slavia». Во всяком случае, Гельмольд применил именно разговорный вариант, без звука «К». Получается, в первой половине XII века книжный латинизм превратился в топоним? 

    Благодаря активному распространению латинской письменности, слово «Slavia» стало самым ходовым обозначение покоренной прибалтийской цивилизации, перекочевав из папских булл в арабские манускрипты. В самой Европе оно было в ходу до XV века, дав много однокоренных слов, в том числе и понятие «славянин», т.е. «живущий в Славии» или «относящийся к Славонии». Именно в этом значении  выражение "славяне" попало в «Грамматику» Милентия Смотрицкого, напечатанную в 1592 году. Став на целую эпоху главным учебником в Московии, "Грамматика" оказалась отправной точкой для распространения нового слова в русском языке. 

     

    Таким образом, у нас есть все основания предположить, что «славяне» из «Грамматики» М.Смотрицкого и «словъни» из Лаврентьевской летописи – это не одно и то же. Но каким образом это имя прилепись к легендарным Обрам-Аварам? 

    Ответ дает уже упомянутый схоласт и каноник Адам Бременский. В своей книге «Gesta Hammaburgensis Ecclesiae Pontificum» (1075-1076) он первым в мире называет Северное море по-новому: «Mare Balticum» («Балтийское море»), приводя в другом своем произведении такое обоснование: «Жители побережья называли этот залив Балтийским, потому что он простирался… через скифские области до самой Греции. А море, которое было вокруг, эти племена назвали Варварским морем или Скифским». (6) Как можно видеть, Адам Бременский четко указывает на связь названия моря с племенами, живущими на его побережье. Основа «bait», о которой толкует христианский писатель, – это латинское написание слова, означавшего общее самоназвание тех «скифов», которые тогда жили по берегам современного Финского залива. Нам не остается ни чего иного, как предположить, что «bait» – это латинская транскрипция «скифского» слова «баят», которое происходит от глагола «баять» (говорить, рассказывать) и в переводе со «скифского» как раз и означает «словенец», «словен», т.е. «произносящий (наши) слова, умеющий говорить (по-нашему)». Доказательство тому до сих пор хранит литовский язык – один из двух сохранившихся прибалтийских языков с еще первобытной, «скифской» основой (7). По-литовски «заговорить» и сегодня будет «bilti». Другой, не менее "скифский" язык - русский - тоже имеет в своем составе глагол "болтать" и целую кучу однокоренных слов.  

    Данное предположение может выглядеть более убедительно, если знать, что balticum Адама Бременского, литовское bilti и русское "болтать" в своей компании имеют еще одного свидетеля. На него указывает историк Иордан, живший много раньше и Бременского, и Гельмольда – в VI веке. Ссылаясь на еще более ранние источники, Иордан сообщает, что вожди везеготов, в том числе знаменитый Аларих, который первый взял Рим, были из знатного готского рода Балтов. Как известно, что везеготы пришли в район нынешнего Ольденбурга и Мекленбурга сразу после завершения победоносного похода Алариха. Так что совсем не удивительно, что дальние потомки этих воинов во времена Алама Бременского продолжали называть себя клановым именем - Баяты, Байты, Балты.

     

    КУДА ВЕДЕТ СЛЕД БАЛТОВ?

    Таким образом, исторические Балты – это не миф, а след одного из боевых кланов готов. И этот след нас ведет не куда-нибудь, а в глубь Скифии, в царстве Магога, на остров, окруженный арктическими водами того самого океана, где древние мореходы находили остров вечного счастья Туле (Ultima Tule). Во всяком случае, так описывали прародину готов древние писатели, самый известный из которых, уже упомянутый Иордан, добавил смачное определение: «vagina nationum». А это значит, что речь должна идти об огромной островной цивилизации, условия которой позволяли бы развиваться множеству племен. 

    Конечно, ни Скандинавия, ни тем более остров Готланд, никогда не имели перечисленных признаков. Но кого-то надо было «назначить» на роль прародины готов, и это было сделано, потому что других претендентов нет. 

    На самом деле – нет. Все великие острова, с которыми традиция связывает «золотой век человечества», включая Атлантиду, Туле, Арктиду, Гиперборею, Алатырь и т.д. куда-то подевались. Исчезли! Хотя были много раз описаны и зафиксированы на бумаге и папирусе. Что характерно, составители древних карт и атласов неизменно помещали эти пропавшие острова и архипелаги в арктические воды, которые приоткрыли свою тайну только в связи с последней «пропажей». 

    Речь идет о не событиях далекой древности, а о 19 веке, когда была открыта Земля Санникова. Этот архипелаг был в установленном порядке зафиксирован севернее Новосибирских островов (78 градус северной широты и 130 градус восточной долготы) и отмечен на официальной государственной карте «Азиатская Россия» (редакция 1894 года). Но вскоре исчез, как будто его и не было. Уже в 70-х годах прошлого века советские ученые развеяли мистику - они нашли на этом самом месте гигантскую отмель. Оказалось - это все, что осталось от когда-то открытой зверобоем Яковом Санниковым земли. 

    Земля Санникова ушла под воду! В связи со столь обескураживающим открытием, сам собой напрашивается вопрос: а может не только этот, но и прочие, вполне исторические острова, опустились на дно Карского моря? Может быть, мы имеем дело с растянувшимся на столетия тектоническим процессом? Тем более что только такого масштаба катаклизмы могут объяснить радикальное изменение донного ландшафта Карского моря, которое повлекло за собой перемещение древнего русла течения Гольфстрим в сторону, где сейчас оно и находится. Ведь данные археологических исследований на Ямале и Кольском полуострове не оставляют места для сомнений в том, что когда-то здесь царил райский климат, а значит, теплый Гольфстрим был просто обязан протекать где-то неподалеку от устья Оби!

    ОБДОРЫ

    В этом месте нам стоило бы отвлечься, чтобы окинуть взором всю картину современных научных знаний о древнем Приобье. Последние открытия археологов и генетиков позволил ученым прийти к сенсационному выводу: Западную Сибирь населяли белокожие европеоиды! Во всяком случае, внешность всех мумий, которые новосибирские археологи в начале нового века находили на Алтае, не вызывала сомнения в их расовой принадлежности. Но еще большим откровением стали результаты генетических исследований останков людей, которые проживали на территории Новосибирской области в эпоху бронзы и железа (эти исследования проводил в 2008 году Страсбургский институт судебной медицины) – все они признаны костями европеоидов!

    В незапамятные времена белокурые и голубоглазые аборигены Приобья двинулись в теплые края. Остается только догадываться, кого они потеснили в будущей Европе (есть данные, что негроидов, правда), но «нашествие готов», как и «нашествие гуннов», были всего лишь волнами в гигантском людском потоке, который к эпохе раннего Средневековья вынес за Урал основную массу титульного населения Западной Сибири. 

    Покидали свою родину будущие европейцы, конечно, не от хорошей жизни. Характеристика, какую Иордан дает климату той же Скандзы в канун исхода готов («из-за страшного холода там не найти нигде медоносного пчелиного роя»), не оставляет места для сомнений: в таких местах «вагины народов» не образуются. Во всяком случае, нам не известен хотя бы один факт, чтобы хотя бы какая-то "колыбель человечества" находилась на студеном Сахалине или прокаленном холодами Таймыре. Наоборот, свое детство человеческая цивилизация предпочитала проводить в таких местах как Африка, Малая Азия, Адриатика… Таким образом, описанная Иорданом климатическая ситуация на Скандзе может иметь только одно объяснение – это был результат климатического катаклизма. Причем, настолько продолжительного и мощного, что люди стали думать о поисках новой родины. Надо полагать, непрерывное (по мере смещения Гольфстрима?) понижение среднегодовой температуры охватило огромные территории прежде благодатного края, что и предопределило великий исход. 

    Память о сибирской прародине у европейцев обнаруживала себя, подчас, парадоксально. Представьте себе 1526 год. В Московии великий князь Василий III шокирует всех тем, что сбривает бороду, чтобы завоевать любовь своей будущей супруги – прекрасной лютчанки Галины Глинской, а Пруссия только что перестала быть церковно-папским государством, преобразовавшись в нормальное герцогство. Возможно, по этой причине в соседнем Мекленбурге публикуют генеалогию местных шверинских и гюстровских герцогов, согласно которой они происходят от древних ободритских королей, которые является выходцами из… Приобья! Так и написано, что мол, род ободритов берет свое начало из Сарматии (Sarmatien), Пруссии (Preussen), Руси (Reussen) и… Самоедии (Samojeden), «где по сей день есть река Обь». Самоедия – это современный Ямало-Ненецкий округ со столицей Салехард (до 1933 года – Обдорск). 

    Надо полагать, что мекленбургцы, записавшие изустное предание, сами не очень вникали в его смысл. Ведь в Европе начала XVI века (а если конкретно, то за 55 лет до начала сибирского похода Ермака) вряд ли могли знать о существовании реки под названием Обь. И тем не менее, мекленбургская генеалогическая традиция выглядит достоверно: оказывается, поселившиеся на Балтике ободриты «из Самоедии» поначалу называли себя несколько иначе: «обдориты» (8), а это меняет дело. Ведь обдориты, обдоры – это жители сказочной страны Обдора, о которой рассказывали со времен Владимира Красное Солнышко. Обдора находилась при впадении Оби в Карское море и просуществовала как княжество до 1607 года.  

     

    Память о сибирской прародине в Мекленбурге и Померании нам интересна, потому что там жили не только ободриты, но и руги с ранами, которых Иордан упоминал в числе племен – исконных обитателей легендарной Скандзы. Эти руги и ране базировались на острове Рюген (в те времена Русен, Розен) который и сейчас иногда виден с берега… Теперь вопрос: было ли соседство готов и обдоров на Балтике случайностью? Ведь оба народа пришли сюда примерно в одно время. Они вполне могли быть и в прежней жизни соседями, откуда и привезли привычный для них уклад. 


    Нам точно известно, что руги и раны на свой прародине были островитянами, а ободриты – жителями побережья. Место, где жили древние ободриты, установлено. На всех древних картах Обдора значится по левому берегу устья Оби. Но место прежнего обитания ругов и ран, то есть островных соседей ободритов, по-прежнему не известно. Получается уравнение с одним неизвестным. Если мы знаем, что Рюген находится в море напротив от земли ободритов, то историческую Скандзу тоже стоит искать неподалеку от материковой Обдоры – в морской акватории.  

    Но это же Ямал!  

    Этот полуостров сегодня разделяет Карское море от Обской губы и относится к числу наиболее древних мест заселения человеком. Здесь археологи вынуждены преодолевать неимоверные трудности, чтобы хоть чуть-чуть углубиться в каменную от холода землю. Наверное, поэтому на Ямале историческими изысканиями никто ни когда не занимался – первые археологические исследования на Ямале начались лишь в советские времена. Тем удивительнее результат - обнаружены чуть ли не тысячи наконечников стрел, которые находились в земле под углом 45 градусов, а так же предметы, никак не вяжущиеся с представлениями о быте древних морских звероловов или оленеводов. Их советские историки называли «неожиданными для полярного круга» (В.И. Равдоникас, 1935 г.). Самые последние из таких открытий относятся к 2001 году, когда на Ямале было найдено мумифицированное захоронение воина VI-VII веков. Мужчина в доспехах с боевым железным топором и бронзовой пряжкой, изображающей голову медведя. Европеоид. Как, впрочем, и все мумии в захоронениях той эпохи, которых, оказывается, полно на ямальской земле.  

    Спрашивается, что делал этот, переодетый в гота, мужчина в арктической тундре? Да еще с фантастически дорогим по тем временам оружием? (В 1066 году в битве при Гастинге, саксы, выступавшие против Вильгельма Завоевателя, дрались каменными топорами). На это вопрос нам ответит название полуострова. 

    Ненецкое слово «ямал» переводится как «край земли», поэтому заставляет скептически относиться к официальной версии его происхождения, которая утверждает что это исконное слово. Разве есть на Земле народ, который мог называть свою Родину «краем земли»? Откуда ему могло быть известно, что это "край", а например, не "начало" земли? Скорее всего это название уральские самоеды (от самодин, самодиец - предки современных ненцев) услышали, когда сами впервые пришли сюда. Они узнали, что последний материковый уступ в водах студеного океана местные жители называют словом Ямал. И в этом значении (в значении "края земли") оно вошло в ненецкий язык. (9) А истинное, первоначальное значение слова Ямал нам дает все тот же энциклопедист Иордан, который буднично сообщает, что Амал – это имя царской династии готов, которая единовластно правила в легендарной Скандзе до начала великого исхода. Так что нет ничего удивительного в том, что мы находим готского воина на земле Ямалов. Другое дело, что рассматриваемая ситуация, действительно, является «неожиданной для полярного круга», но это уже вопрос человеческой психики, а не фактов. 

    Мы, конечно, не знаем, был ли Ямал островом до катастрофического катаклизма, или это название лишь случайно зацепилось за край материка, оставив своего настоящего владельца где-то в глубинах Северного Ледовитого океана. Но мы знаем, что вероятность случайного совпадения здесь примерно такая же, как вероятность того, что мужчина, обнаруженный в шкафу вашей жены, действительно, ожидает автобус.

    О ЧЕМ НЕ СООБЩИЛ ИОРДАН

    Обратимся к карте! Мы видим, как молния Оби рассекает величайшую из равнин нашей планеты, как ее синий разряд зарождается в студеной мгле Северного Ледовитого океана, а трезубец ее окончаний сотрясает Центральную Азию, вонзаясь Катунью в вершины загадочного Алтая, Тоболом – в древние плоскогорья Казахстана, Иртышом – в пустынные хребты китайского Тянь-Шаня. 

    Сколько информации должны приносить могучие воды на свой арктический финиш, если длина берега Оби вместе с Иртышом составляет 5410 километров? 

    Конечно, невозможно допустить, чтобы обитатели Обдоры и прибрежных островов не догадывались о далеких мирах, которые достигает верхнее течение Оби. Было бы странным, если бы идея искать новые земли за морем не боролась с предложением делать то же самое внутри континента – река как путеводная нить звала вглубь континента. Вероятно, мнения разделились. Возможно даже, что это было начало того самого раскола, который в итоге разделил готов на «ямалов» (остроготов) и «баятов»  (визиготов). Во всяком случае, знаменитые «корабли Берига» несли на себе не всех готов – какая-то их часть осталась, решив искать свою землю обетованную, двигаясь вверх по Оби. Об этом свидетельствует данные, которые сибирские воеводы представили царю Борису, когда впервые вышли к верховьям Оби. 

    ТЕЛЕ И ГОТЫ

    Тут необходимо сделать еще одно отступление. В сороковых годах XVIII века во времена Анны Иоанновны архив Томского города был утоплен в реке Том (нынешняя Томь) местным воеводой. (10) Случилось это при невыясненном участии академика Герхарда Миллера, будущего автора «Истории Сибири», заложившей фундамент наших сегодняшних представлений о неисторичности этого края. Установлено, что в сентябре 1733 года 28-летний столичный ученый приехал в Томский город, куда его послали из Петербурга для сбора материалов по истории Древней Руси, так как в Томске находилось одно из самых древних на тот момент государственных хранилищ. (11) Но Миллер почему-то не стал изучать материалы, а лишь убедился, что они существуют, и – укатил дальше вглубь Сибири. Вернулся в марте 1740 года (через 7 лет), чтобы услышать доклад о том, что архив погиб в результате пожара. 

    Как пишут биографы Г.Ф.Миллера, «обнаружил пропажу древних актов», но личная переписка того периода, которую академик активно вел на родном языке, не содержит упоминаний об этом событии. Современники Миллера хором отмечали его повышенную эмоциональность, так что гибель бесценного с научной точки зрения сокровища не могла не вызвать соответствующую реакцию. Во всяком случае, ученый был обязан написать жалобу на высочайшее имя. Тем более что будущий Первый Придворный Историограф регулярно прибегал к этой мере и по менее значительным поводам. Однако жалобы тоже не было. Похоже, Герхард Миллер не был удивлен. Более того, вид пустых полок подвиг его на написание истории Сибири. Во всяком случае, из личной переписки Миллера следует, что первые тома начали создаваться как раз в эти дни, когда стало ясно, что документальных первоисточников по сибирской истории больше не существует.  

    Не отсюда ли берет начало поистине странная ненависть германофила Ломоносова к немцу Миллеру? Ведь получилось так, что после миссии Миллера историкам осталось узнавать о прошлом Сибири только из его трудов - все первоисточники (Миллер привез в Петербург только копии) оказались навсегда утраченными. Таким образом, можно с уверенностью говорить, что связь времен в России по-настоящему прервалась именно с гибелью этого удаленного от всего мира хранилища древних документов. На момент начала миссии Миллера там все еще могли ждать своего часа последние подлинники документов, отражавших реальные события в Московии и Западной Сибири, происходившие при Борисе Годунове, при Василии Шуйском, во времена Смуты, при смене династии на московском престоле и последующих правлениях в Кремле. А самое главное, там должны были находиться документальные материалы, отражавшие 100 лет дипломатических отношений России с державой, владения которой охватывали Алтайский край с примыкающими к нему частями Новосибирской, Томской и Кемеровской областей... 

     

    ТАИНСТВЕННЫЙ НАРОД

     

    Из-за гибели этой информации мы сейчас вынуждены пользоваться случайными, часто косвенными данными, которые, тем не менее, позволяют установить, что москвиты, после того как отняли у бухарского принца Кучума его Сибирское царство (расширенная территория современной Тюменской области), обнаружили на южной границе своих новых владений нечто удивительное. Это было государство, населенное тюрками и монголами (ойратами), которым управляли белые европеоиды. Ситуация в некотором смысле стандартная, если вспомнить, что еще гунны имели своей знатью нервиев – праслявян, о чем свидетельствует целый ряд античных источников. В Индии командовали раджпутры, Финляндии - шведы, а здесь же белые аристократы управляли алтайскими кочевниками. Себя они именовалим «баяты» (в тюркской огласовке «пайяты»), но сибирские воеводы предпочитали называть их «белыми калмыками» за специфическую европеоидную внешность. Еще хозяева Верхнего Приобья называли себя теленгетами, что на русском звучало как «теленгуты», а чаще всего как «телеуты». Поэтому и страну их сибирские воеводы в отписках царю называли «Телеутская землица».

    Владыка "Телеутской землицы" назывался «каан». Титул историкам известный – его носили исключительно прямые потомки Чингисхана (!), а еще раньше именно так звучало царское достоинство на языке древних булгар. Открытая археологами связь между волжской Булгарией и таинственным древним государством на Оби еще будет предметом нашего разговора, а пока обратимся к наследникам этой цивилизации. Название «теле-н-геты», надо полагать, отражало смешанный расовый состав военной аристократии каганата: тюрки (известное с древних времен племя «теле») и европеоиды («геты» - так называл готов Иордан). 

    Про народ Теле в древних китайских источниках, в частности, в Суйской династийной хронике, сказано, что «предки Теле были потомками Хунну». В другом китайском источнике в Вэйской летописи рассказывающей о происхождении предков Гаогюйцев от Хуннов, утверждается о сходстве языка Теле с хуннским. Но известность свою народ Теле снискал не древностью, и не принадлежностью к Гуннам, а своим гужевым транспортом. От обычных повозок изобретение Теле отличалось огромными колесами, что позволяло преодолевать большие степные пространства. В русском языке этот вид повозок запечатлелся в слове телега. В Западной Европе путешественников, которые прибыли с Востока на "дальнобойных" повозках  называли "in-telleg”, что означало сначала "на  повозках", а потом остался только основной смысл: "издалека". В современных словах телевизор, телефон, телеграмма и т.п. присутствует общий корень "tele”, которое в современности отражает свойство дальности. Понятие "in-telleg” трансформировалось в представления мобильности, транспортабельности, продвинутости и вошло в корень таких слов как intelligence, intellectual, intelligent. Таким образом, произнося, например, "русская интеллигенция" или корпорация Inrel, мы каждый раз отдаем должное имени народа Теле, научившего мир понимать развитие как движение.

    "Толенгыты" в ранней истории Центральной Азии впервые упоминаются, начиная с гуннских времен. Вероятно, объединение готов и теле приходится на первые столетия новой эры, так как именно с этого времени имена хуннских вождей приобретают славянское звучание. Сравните: Чжи-Чжи (основатель гуннского царства в степях Восточного Казахстана в 55 году до н.э.) и Аттила (царь гуннов, вторгшихся в 434 году в пределы Римской империи и осадивших Константинополь). Потом в истории теленгетов наступают времена, известные современным историкам как "аскизская" цивилизация (об этом ниже), которые обрываются скупой информацией из «Юань чаомиши», что теленгеты «упоминаются в числе суверенных племен, покорённых в 1207 году Джучи-ханом».   

    Любопытно, что на всем протяжении великой дружбы готов и теле взаимной ассимиляции так и не произошло. Москвиты, например, различали «телеутов» вообще и «белых калмыков» в частности. Вероятно, внутри телеутского общества действовали какие-то нервийские традиции, сформировавшиеся еще в эпоху Великих Гуннов. На протяжении многих столетий готы и теле комфортно чувствовали себя каждый в своей роли, но в конце XVII века на Телеутской землице отмечены признаки гражданской войны. Существует, например, запись, которая повествует о том, что в 1700 году «телеуты» напали на «белых калмыков», живших у Оби, «сожгли их улусы, угнали скот и пленных». (12) Возможно, распад патриархальных отношений в телеутском обществе явился главной причиной "погибели" Телеутской землицы. Правда, в исторической литературе даже сам факт этнической неоднородности состава правящей элиты исторических теленгетов никак не комментируется. Развернутых описаний представителей европеоидной части вообще не сохранилось, разве что стандартные формулировки типа: «они подлинно лицом белые» (Миллер). 

    Зато до нас дошли имена «белых калмыков». По данным И.С.Тенгерекова (13) они звучали так: Матай Табунов, Жиран Иурганов, Батай Кокин, Могулан Бейконов, Кумек Ентугаев, Торгай Басбейков, Читай Терев и т.д. (14) Не правда ли любопытно? Ведь у ойратов ("черных калмыков") совсем другие имена (сравните: Оруса Цаган, Басанга Баатр, Бембян Инджа и т.д.), а для татарского именослова окончание на «ай» не характерно. Наиболее близкими к именам «белых калмыков» можно считать дохристианские, то есть языческие – «говорящие», прозвища залесских, то есть суздальских славян. Судите сами: Матай – от «мотаться», Жиран – от «жирный», Батай – от «батя», Могулан – от «мугучий», Кумек – правильно, от «кумекать», про Торгай, да Читай и так понятно… Что касается фамилий на "ов" и "ин", то они были характерны, прежде всего, для чистых везеготов - жителей острова Рюген в Германии. 

    Вот что свидетельствует словарь «Die Sprache der slawischen Bewohner des Ostseeraums», о языке ран (остров Рюген), ободритов (Макленбург и Гольштейн), и лют-вильцев (Мекленбург, Передняя Померания и Бранденбург). Оказывается, они в своей речи использовали следующие слова и выражения: aibezat (бежать); aide sneg (идет снег); aimjarte (мертвый); aiplote (плата); air;den (родился, род, Рюден/Рюген); ait/aide (айда/идти); aita (отец\тата); ait;pi sa (топит-ся) и т.д. Между прочим, этот язык был распространен в деревнях Восточной Германии вплоть до XVIII века. У других готов - тревингов - так же зафиксирован сугубо специфичный диалект. Вот как они говорили: "давр" (дверь), «дайл» (доля),  «ого» (око), «твадже» (дважды), «хлайб» (хлеб), «гаст» (гость), «мейна» (меня), «мець» (меч), «сатжан» (сажать) и т.д. В этой связи известный по русским летописям древлянский князь Мал даже подозревается в том, что он никакой не Мал, а Амал, и что его древляне на самом деле трэвинги, то есть т(д)ревен(ь)г(к)и - "древеньки", представителей которых на Руси звали древлянами. Подтверждение славянства готов мы находим у все того же Иордана, который, описывая битву на Каталунских полях (451 г. н.э.), упоминает имена участвовавших в ней готских вождей, "более благородных по происхождению, чем сам король, которому они служили, потому что их озаряло могущество рода Амалов". Вот как звучали эти имена: Валамир, Теодемир, Видемир. На славянство всех выходцев из древней Скандзы указывал в 1601 году и аббат Мавро Орбини. Ссылаясь на данные писателей Карла Вагрийского и Филиппа Каллимаха, он сообщает, что пермские мореходы в 1494 году открыли там, где сейчас находится остров Новая Земля, остров Филоподия, "обитаемый славянами". Вероятно, это был остаток легендарного архипелага, который доживал свои последние дни, но он все еще был населен потомками древних готов.     
      
    Впрочем, возвращаясь к нашим «белым калмыкам», необходимо сказать, что язык, на котором они говорили, строго говоря, остался неизвестен, так как его изучение началось лишь в середине XIX века – спустя полтора столетия после схождения этого народа с исторической арены. Конечно, у того же Миллера есть сообщение, что они «говорят по-татарски», но по скудным текстам воеводских реляций XVII  века видно, что москвиты иногда прибегали к помощи толмачей, а значит, «белые калмыки» говорили еще на каком-то языке. Во всяком случае, «татарский» язык для казаков царя Федора не был проблемой. 

    РУССКИЙ ЯЗЫГЬ: ТАЙНА ПРИЛАГАТЕЛЬНОГО «РУССКИЙ»

    Не многие знают, что до времен Алексея Тишайшего, отца Петра Первого, на Москве был весьма распространен и оставался массовым языком некий тюркский язык, который называли: «татарский», что тогда означало буквально «воинский, военный». Во всяком случае, в текстах тех времен слово «татары» использовалось в значении легкой степной конницы, которая была в Московии ударным родом войск. Так что общение «на татарском» вряд ли бы вызвало затруднение у царских казаков, которые называли его «домашним» языком. Другое дело – русский язык. 

    Сохранилось письмо одного из телеутских каанов, который обращается в письме к кузнецкому воеводе Б.Синявину. Вот цитата: «Смирно жить станем – волосы забелеют, за железо примемся – кости забелеют…» (архив А.П.Уманского). Писано было «на досках» летом 1716 года. Сравните с вдохновенным творчеством Тредиаковского, написавшего гусиным пером на бумаге через 10 лет (в 1726 году) в Петербурге: 

    «Весна катит, 
    Зиму валит, 
    И уж листик с древом шумит. 
    Поют птички 
    Со синички, 
    Хвостом машут и лисички.» 

    Как можно видеть, в начале 18-го века телеут уже уверенно демонстрирует «великий и могучий», причем в рабочей переписке, в то время как в далеком Петербурге «отец русской поэзии» даже для возвышенной оды не может подобрать слова и выражения, чтобы хоть как-то выразить задуманный образ. Тут поневоле задумаешься: а кто в те времена лучше владел русским языком? 

    Вопрос не праздный. Общеизвестно, что русский язык в Московии конца XVII века был настолько примитивен, что им пользовались только для технических целей. В отличие от церковно-славянского, русский язык не имел своей грамматики, а может быть, и алфавита, поэтому для записи русских слов использовались славянские буквы. Мы сегодня примерно так же иногда записываем звучание английских слов русскими буквами. Русский алфавит и первые книги на русском языке – все это появилось в Петербурге как никому не понятная и никем не поддержанная новация Петра Первого. (Кстати, никто и сегодня не может понять, откуда у не любившего читать царя этот странный порыв?) Во всяком случае, и после смерти Петра русский язык вплоть до Ломоносова оставался в Российской Империи чем-то вроде вульгарной латыни на католическом Западе. По русски тоже разговаривали далеко не все в России - в основном, жители западных городов и сел, а так же «лучшие люди» - бояре, дворяне, воеводы, купцы и прочие представители городских сословий. Уже упомянутый выше родоначальник русской словесности В.Тредиаковский недвусмысленно намекал на эту узость применения русского языка, когда писал про него, имея в виду императрицу Анну, что «научат нас искусно им говорить и писать премудрые Ея министры и священноначальники».

    Немецкий филолог Г.Лудольф в XVII веке писал про жителей Московии буквально следующее: "чем более ученым кто-нибудь хочет казаться, тем больше примешивает он славянских выражений к своей речи или в своих писаниях, хотя некоторые и посмеиваются над теми, кто злоупотребляет славянским языком в обычной речи". (16) Иными словами, «обычная» речь в Московии времен Алексея Тишайшего не содержала славянских, а значит, и русских слов (вряд ли немец был в состоянии отличить русские слова от славянских) – все общались на каком-то другом диалекте. Если исходить из языка, на котором в XV веке было написано, например, знаменитое «Хождение за три моря» (Афанасий Никитин), то это могла быть смесь турецкого (тюркского) и мордовского (финского) диалектов. Во всяком случае, все дошедшие до нас словари языка москвитов, которые не раз пытались составить иностранцы, побывавшие в Московии XVII века, почти полностью состоят из мордовских и тюркских слов. Даже само выражение «русский язык», как оказывается, содержит сугубо тюркское слово «языгь». (15) 

    Возможно, свет на эту темную страницу российской истории проливает древнебулгарский свод «Нариман тарихы», введенный в научный оборот в 1992 году. Там содержатся новые сведения, согласно которым подданные великого князя Московского стали называться «русскими» непосредственно по распоряжению сына Дмитрия Донского – великого князя Василия Первого. Правда это или нет, но совершенно точно установлено, что и через сто лет после того события, во времена Ивана III, Великого (деда Ивана Грозного), Московию в соседних государствах точно не считали ни Россией, ни Русью. Самый первый из иностранных историков, описавших Московию, Матвей Меховский (начало XVI века) называл ее жителей «москами», четко отделяя их от «рутен» (русов), которые по его данным жили в районе современной Львовской области («Трактат о двух Сарматиях»). Но повествуя про нерусскую Московию, краковский каноник, тем не менее, считал необходимым сообщить, что «речь там повсюду русская или славянская». Надо полагать, это была новость для современников, иначе бы автор не стал бы выделять эту деталь. Дело в том, что земли Московии издревле считались территорией обитания предков современной Мордвы, которые в те времена были известны под этнонимами Меря, Эрзя, Мокша, говоривших на угро-финских наречиях. В свое время они были покорены русами, и поэтому использовали язык своих завоевателей в силу необходимости как официальный государственный язык. Между тем историческая Русь, сжавшись в размерах, продолжала существовать. В Европе она продолжала оставаться местом, где жили русы. Вот почему за жителями Московской Руси приклеилось историческое название «москвиты», «московиты», «моски» – об этом говорил в начале XVI века говорил Меховский, об этом же в конце XVI века говорил иезуитский миссионер Антонио Пассевин. Отчитываясь перед папой Григорием XIII относительно перспектив обращения «москов» в католичество, он писал: «Московия по традиции чрезвычайно зависит в делах религии от Руси, находящейся под властью польского народа. Поэтому будет очень важно для обращения Московии, если епископы или владыки королевской Руси присоединятся к католической церкви» (Possevini A. Moscovia. Vilnae, 1586). Даже Герберштейн, знаменитый описатель Московии времен Ивана Грозного, приводил свидетельства москвитов, которые сами считали, что слово «Россия» происходит от глагола «рассеивать», так как народ Московии «рассеян» (то есть разбросан) по огромной территории. 

    Так удивительно ли то обстоятельство, что в канун XVIII века в мире могло быть много мест, где по-русски говорили лучше, чем в Российском Государстве? Таким образом, служившие в Верхнем Приобье царские казаки, вполне могли нуждаться в переводчиках, чтобы лучше понимать мало понятную им русскую речь телеутов. Толмачами были, скорее всего, ляхи. Известно, что восточных поляков, которых брали в плен в многочисленных войнах с Речью Посполитой, традиционно отправляли служить именно сюда, на границу с Телеутской землицей (17) Ведь только коренные жители Ляхии Кракова (историческая Галиция) в то время все еще говорили на языке, который нам сегодня известен по берестяным грамотам Древнего Новгорода как язык балтийских русов (ободритов, ран, ругов). «Здекать» и «пшекать» ляхи начали позднее, когда переняли язык западных балтов – мазуров Мазовы.  

    Мы, к сожалению, не можем утверждать, что, например, село Толмачево («толмач» с тюркского – переводчик) в пригороде Новосибирска – это топонимический след пребывания здесь уроженцев Речи Посполитой. Как уже было сказано, вся информация по Верхнему Приобью была стерта, найдя свою гибель вместе с сокровенным архивом Томского города. Но нам точно известно, что неподалеку с ним, где сегодня находится левобережный Новосибирск, в канун XVII века существовал центр русско-телеутской торговли, а значит, здесь могли иметь место встречи представителей сопредельных государств «без галстуков». Возможно, была построена в пограничном месте подворье, где надменный баят выслушивал шляхтича, который почти на современном русском переводил татарскую речь казацкого атамана. 

    Русскоязычность феодальной элиты в дорусской Западной Сибири не сводилась к Телеутской землице. Известно, что в воеводских отписках царю фигурировала еще одна «землица». Она принадлежала роду Хыргыз, который держал в данниках многочисленные тюркоязычные племена: кызылов, басагаров, ачинцев, аргунов, шустов, сагайцыв, бельтиров, аринов и т.п. «Кыргызская землица» располагалась, преимущественно, по Енисею, но по структуре, образу жизни и быту была полным аналогом Телеутской. Более того, обрывочные сведения о Хыргызах как о правящей династии не оставляют сомнений в том, что последние тоже имели выраженную европеоидную внешность, а так же хорошо знали русский язык и русскую письменность. Во всяком случае, имена большинства представителей правящей династии, по существу, ничем не отличались от телеутских: Талай, Батарай, Набыдай...  

    Соседствующие государства, идентичные по социальному и экономическому устройству, с одинаковой в этническом отношении элитой, которую объединяет единый язык… Если одни – байты, то другие... - амалы? 

    КАК ГОТЫ СТАЛИ АСКИЗАМИ

    Оказывается, такая постановка вопроса вполне правомочна. Археологи утверждают, что до времен Батыя предшественники теленгетов и кыргызов составляли в Западной Сибири единую цивилизацию. Во всяком случае, раскопки показали, что по меньшей мере до XII века на Енисее, и на Оби существовала единая культура. Великая культура. Ее влияние было настолько могучим, что простиралось до Волги и Дона. Полученные археологами данные свидетельствуют, что в Волжской Болгарии, как и в Донской Сарматии внимательно следили за алтайской модой: как только там появлялось новое украшение или деталь одежды, так новинка сразу же распространялась на огромном пространстве от Камы до Дона.  

    Конечно, в те времена не было телевизоров-телефонов-самолетов. Даже  железнодорожного сообщения не было. Но арабские и персидские географы из X века сообщают, что между Волгой и Обью существовало налаженное торговое сообщение. Из страны, которая находится «между Хазаром и Булгаром» (Аль-Истархи) на волжские рынки прибывали таинственные купцы с черными соболями, со свинцом, с клинками, которые сгибались пополам и распрямлялись. Государство, где производился знаменитый булат, древние авторы называли Артой или Арсой, считая ответвлением Руси, и даже называли «третью Русью» (под двумя первыми, вероятно, имелись в виду Русь Киевская и Русь Балтийская). (18) Другими словами, артайцы в глазах иностранцев выглядели и говорили как балтийские варяги или как днепровские киевляне. Правда, современные ученые-историки называют этих сибиряков «аскизами», предпочитая использовать технический термин (по месту археологического открытия – река Аскиз), хотя речь об одних и тех же белокурых и голубоглазых воинах и купцах. В X веке их называли артайцами, русью, а в XVII веке – кыргызами и белыми калмыками. Это известие подтверждается современными археологическими исследованиями, которые позволили установить, что между Средней Волгой и Верхней Обью существовали не только торговые, но и социальные контакты. Предки белых калмыков регулярно отправлялись за три тысячи километров наниматься на воинскую службу в Волжскую Булгарию. Там они, похоже, составляли основу гарнизонов в пограничных крепостях. (19) Современные исследователи сравнивают этих артайцев с варягами, прибывавших служить в Киевскую Русь с Балтики. Основным занятием и тех и других были война и торговля. И те, и другие предпочитали не смешиваться с местным населением. На территории Древней Булгарии известно селение Арск (в 46 километрах от современной Казани), вероятно, бывшее колонией «аскизов», а в самой Казани до XVI существовали Арские ворота.  

     

    КУЗНЕЦЫ


     

    На раскопках древней булгарской пограничной крепости, осажденной и уничтоженной, предположительно, в 1237 году (речь идет о городище рядом с Пензой на реке Суре), была найдена литая булава из железа. Очень редкое и дорогое по тем временам оружие, потому что лить железо промышленным способом во всем мире начнут лишь через много веков. Так вот, эту уникальную булаву обнаружили в руках одного из защитников, принадлежность которого у ученых не вызывала сомнений – это был один из алтайских наемников, которые в данном оборонительном сооружении составляли ядро воинского контингента. Мы уже приводили сведения древних писателей, утверждавших, что в Арте делали лучшие в мире клинки – спустя два века видим воина из Алтая-Артая (20), вооруженного цельнолитым железным оружием. А еще через три столетия, в 1622 году становимся свидетелями того, как московский воевода, прибыв на место службы в Южную Сибирь, читает наставление царя: «…около Кузнецкого острогу на Кондоме и Брасе стоят горы каменные великие, и в тех горах емлют кузнецкие есачные люди каменье, до то каменье розжигают на дровех и разбивают молотом намелко, а разбив, сеют решетом, а просев, сыплют в горн, и в том сливаетца железо, и в том железе делают пансыри, бехтерцы, шеломы, копьи, рогатины и сабли, и всякое железное, опричь пищалей». Чтобы понять значение этой информации, надо знать аналогичные данные по тогдашней Москве. Ведь не случайно московский царь так увлеченно и подробно описывает кузнечный процесс – для него это экзотика. Оказывается, в 1638 году, то есть через 16 лет после написания этого письма, была осуществлена перепись всех мастеров, работавших в столице нашей Родины. Согласно дошедшей до нас «росписной сказке», на всю Москву тогда имелся всего один кузнец, который умел ковать ножи. Еще один умел ковать подковы, и три – делали скобы. Все. Остальные были просто «кузнецы железа», то есть занимались производством железных болванок. Между прочим, население Москвы тогда составляло около 200 тысяч человек, на троне сидел Михаил Романов и никакой Смуты – это значит, что наличие пяти кузнецов на ольшой город в первой половине XVII века было нормой. Вот почему москвитов так потрясло наличие в Телеутской землице металлургической индустрии - этот народ оказался едва ли не единственным в Сибири, который получил русскоязычное название. Хотя нельзя исключить и того, что имя свое это племя получило еще раньше от "белых калмыков" и русским просто воспользовались уже имеющимся названием.   Так или иначе, племя, прозванное "Кузнецы", включало в себя около двух сотен мастеров, которые располагали сырьевой базой и умели изготавливать из железа и других металлов всю номенклатуру товаров художественного, хозяйственного и военного назначения, за исключением огнестрельного оружия. Царские воеводы, когда собирались во владения этого племени, так и говорили, что мол поехал "в кузнецы". Патриархальная подчиненность телеутам, а так же родоплеменной способ организации производства свидетельствуют о том, что состояние, в каком московские воеводы застали сибирскую металлургию, было лишь слабым эхом далекого и великого прошлого. 


    ОРДА, ОРДЦА – АРТА, АРСА

     
    Новосибирская область – это территория, которая вполне может претендовать на самую большую плотность присутствия в местной топонимике слова «орда». Почему – никто не знает. И тем не менее, кругом «Орда», «Ордынка», «Ордынец», «Ордынское», «Усть-Орда» и т.д. Но если заставить современного тюрка, араба или иракца произнести эти приобские названия, то вы услышите: Артынка, Артанец… Скорее всего, слово Арта (Орда) и Арса (Ордца) пошло от характерного смягчения твердых согласных в восточных и особенно в тюркских языках, где «б» легко превращается в «п», а «д» - в «т». В таком звучании арабские путешественники услышали это слово от поволжских тюрок-булгар, но у себя дома, в приобских степях, «орда» оставалась «ордой». Звук «д» не превращался в «т», потому что его произносили не тюрки. Факт остается фактом: приобская степь долгое время была местом обитания народа, представители которого произносили слово «орда» с твердым «д», каким оно и запечатлелось в местной топонимике. Другим фактом является феномен существования в Южной Сибири «индустриального» племени, которое своим рождением обязано армии, требующей много оружия. По странному совпадению, слово «орда» в русском языке означает именно «боевой прядок», «армия». Более того, летописная Орда отмечена отменным вооружением. Достаточно сказать, что многие историки связывают ее победы с наличием эпохального изобретения – лука-саадака, который позволял решать исход любой битвы до начала сечи. Этот супер-мощный лук должны были создать самые искусные оружейники, а таковыми были те, кто умел в то время делать цельнолитые булавы из железа или ковать лучшие в мире клинки.

    ТЕЛЕУТСКАЯ МЕЖА
           
    Историк Л.Гумилев считал, что в XII веке на территории будущей Новосибирской области кочевала материнская Синяя Орда, которая питала своими тумэнами те самые армии вторжения, которые потом наводили ужас по всей Европе. Какой была роль везеготов-артайцев в этом историческом процессе? Археолог А.А.Адамов утверждает, что в Новосибирском Приобье  XIII века, когда сформировалась Орда,  смена культур не произошла. Иными словами, пришельцев не было. Значит, к власти пришли местные, и скорее всего те, кто поклонялись Марсу, античному богу войны (Иордан), и располагали родоплеменной металлургией. Доказательством тому выступает факт того, что в XVI веке на этом же самом месте москвиты нашли два умирающих от старости реликтовых каганата, похожих друг на друга, как близнецы. В обоих над тюрками-кочевниками патриархально властвует племенная аристократия белых русскоязычных европеоидов. 

    Когда Борису Годунову доложили, что к югу от присоединенной к Московии земли Сибирского царства обнаружено сопредельное государство, которое по всем признакам является наследником древней Арты-Орды, царь московский настолько заинтересовался этим фактом, что скоро перед ним стоял вождь племени Эуштов, земли которого соседствовали с владениям загадочного государства. Так родилась идея построить во владениях этого «князца» острог. Изначально Томск был посольством, откуда посланники царя регулярно ездили на реку Чарыш, где располагалась резиденция каана теленгетов, чтобы уговорить последнего принять московское подданство. 

    Переговоры были терпеливыми, шел четвертый год. На Москве уже царствовал Василий Шуйский, когда 2 февраля 1609 года переговорщик Иван Коломна с вождем союзных эуштов Тояном в тысячный раз отправились в ставку телеутского каана, и им впервые улыбнулось счастье. Владыка теленгетов согласится на союзные обязательства, потому что на него подействовала публичная акция, устроенная отчаявшимися москвитами в отношении извечных врагов "белых калмыков". До нас эта история дошла как ограбление жены главы клана Хыргыз, которая вроде бы сама приехала в Томск просить русского подданства. По-Миллеру, томские воеводы содрали с плеч высокопоставленной гостьи соболью шубу и отправили ее восвояси. Как говорится, хорошо, что жива осталась. Но тупые скоты, какими выглядят князь Василий Волынский и князь Михаил Новосильцев, - это все же интерпретация Герхарда Миллера, никогда не упускавшего возможность перенести личное отношение к русским на трактовку описываемых событий. С учетом этого обстоятельства стоит предположить, что записанная немцем легенда отражает выбор, который в еще недостроенном Томске пришлось сделать русскому посольству между враждующими сторонами. Возможно, все дело в том, что армия под знаменами клана Хыргыз была втрое меньше, чем армия телеутов. Возможно, что-то иное предопределило выбор Москвы в пользу последних. В любом случае, демонстративный отказ от дружбы с врагами "белых калмыков" ознаменовал, с одной стороны, начало столетнего мира с "Телеутской землицей", который несколько раз разрывался, но всегда восстанавливался. А с другой стороны, - начало столетней войны с "Кыргизской землицей", которая тоже несколько раз затухала, но всегда вспыхивала с новой силой. Забегая вперед можно сказать, что столь разное начало соседства с Московией закончилось для обоих государств единым финалом: спустя сто лет и кыргизы, и телеуты почти одновременно лишись своих "землиц".      

    Надо сказать, что Кремль той поры в какой-то мере ощущал себя наследником исторической Орды, хотя про татаро-монгольское "иго" (21) и про самих "монголо-татар" (22) в те времена еще никто не знал. Возможно, поэтому 31 марта 1609 года между государством теленгетов и Московией был заключен абсолютно равноправный военно-политический союз. До этого похожий межгосударственный договор на территории Сибири Москва заключала только один раз: с Кодским княжеством (1484 год), руками которого было завоевано все Нижнее Приобье. Но теленгеты гнули свою политику, не собираясь претворять в жизнь территориальные амбиции Москвы. Из-за этого содружество оказалось нестойким, много раз нарушалось, но всякий раз восстанавливалось, потому что и москвиты, и теленгеты были заинтересованы хотя бы делать вид, что хотят дружить, чтобы получить передышку от боевых действий. В итоге сто лет белые калмыки заставлял могущественную Московию обтекать свои границы в ее движении на восток. За это время царские казаки прошли всю Сибирь, вышли на берега Амура, добрались до Сахалина (есть  сведения, что уже были нарисованы контуры Аляски), а самый близкий и самый лакомый кусок Сибири оставался суверенной территорией иностранного государства. Правда, и хозяевам Телеутской Землицы приходилось несладко. С одной стороны – московские казаки с тюфяками и пищалями, с другой – воинственные джунгары, государство которых к тому времени переживало расцвет силы и славы. Теленгеты метались между теми и другими, но возможностей для маневра становилось все меньше. В целях безопасности резиденцию каана переносили с места на место: с реки Чарыш (Алтай) на реку Мереть (Мошковский р-н Новосибирской области), потом на место, где сейчас стоит г. Камень-на-Оби (Алтайский край)… Но все понимали, что эта была агония, так как силы были не равны, и рано или поздно Телеутская Землица должна стать частью либо Москвии, либо Джунгарии. 

    Вышло по-другому. Вроде бы потомки готов приняли подданство джунгарского хана, а тот возьми и пересели новых подданных к себе в Джунгарию. Потребовалось четыре тысячи телег, чтобы за несколько лет вывезти хозяев Телеутской Земли на территорию сопредельной Монголии. На встрече с российским посланником И.Чередовым владыка джунгар Ц.Рабдан пояснил, что русские власти "теленгутам чинили многие обиды... и теленгутам стало жить невозможно". В итоге, к 1718 году, русский пограничный разъезд, двигаясь вдоль знаменитой Телеутской межи, обнаружил, что на другой стороне заставы пусты – начиналась русская страница истории будущих Новосибирской и Кемеровской областей, Алтайского края. (23) 

    Что касается судьбы самих теленгетов, то они как лучшие в мире воины сразу же составили личную гвардию джунгарского хана. И почти все были перебиты «при исполнении» во время войны с китайцами. Есть сведения, что 75 белых калмыков все же приняли российское подданство, но куда они подевались, не известно. Во всяком случае, современные баяты и теленгеты на Алтае не знакомы с именословом своих исторических предшественников. 

    ЗАКЛЮЧЕНИЕ

    Конечно, это только грубый набросок к картине. И не беда, что в нем больше вопросов, чем ответов. Главное, надо не забывать, что история – это не больше чем жанр литературы, условный как все другие жанры. На рубеже XVII столетия завоеватели Сибирского царства (ныне Тюменская область) наткнулись на границе присоединенных к Московии земель необычную страну. Этот мир, полный диковинных вещей и отношений, приковывал внимание Кремля, потому что на его вершине стояли белокожие европеоиды, говорившими на русском языке не хуже московских воевод. Они были хозяевами обширной и благодатной страны, которую населяли разноплеменные народы. Кроме скотоводства и выращивания проса, здесь процветала металлургия и оружейное дело. Ошарашенный Кремль, вопреки своей обычной политике в отношении «басурман», годами искал отношений с владыками этих сказочных царств. А потом было сто лет межгосударственных отношений, когда Россию и ее соседей разделяла только пограничная линия, которую так и называли: «Телеутская межа». Закончилось все тем, что эта часть Сибири не была завоевана, и не вошла добровольно в состав России, а оказалась брошенной хозяевами. Темная история - вроде бы телеуты уехали прочь, оставив Москве своих былых подданных и могилы своих предков. 

    В составе России новая территория запомнилась миру тем, что повторила судьбу разграбленного крестоносцами Константинополя, на золоте которого, как известно, были созданы первые банковские состояния. Потому что на основе потрясающих по красоте вещей и предметов, награбленных в могильниках Южной Сибири, были созданы первые в Европе художественные музейные экспозиции. Здесь же, в приобских степях, родился новый вид человеческой деятельности, который сначала был бугровщичеством, бугрованием, а потом стал археологией.  

    Еще нам достался в наследство любопытный факт: включение "Телеутской землицы" (Новосибирской, Кемеровской областей и Алтайского края) в состав Московского государства никак не отражено в тексте нового императорского титула Петра Первого. Завоевания Северной войны (Эстляндия, Лифляндия, Корелия) были упомянуты, а про гигантскую территорию, которая стала собственностью Москвы в эти же годы, – ни слова. Либо никакого присоединения не было, либо Петр Великий посчитал новое территориальное приобретение чем-то вроде возвращенной вотчины, которая, в таком случае, и не могла состоять в перечне присоединенных государств. Не потому ли в новом имперском титуле, вместо привычных слов «всея Великия и Малыя и Белыя России самодержец» впервые было начертано «Императоръ и Самодержецъ Всероссiйскiй»? (24) Словно бы авторы этот текста хотели уйти от конкретного перечня всех "Россий", еще не зная наверняка, является ли таковой сибирское Верхнее Приобье? 

      

    [quote]Сноски

    1) Согласно данным «Descriptio civitatum ad septentrionalem plagam Danubii» (Praha, 1956. P. 2, пер. В.К.Ронина), страна ободритов состояла из 53-ти княжеств, столицами которых были города.

    2) В кн. I, гл. 12. «Славянской хроники» Гельмольда (XII век) приводятся данные, согласно которым одним из ободритских племен были вагры, которые «имели соседями датчан и саксов и все военные столкновения или сами первыми начинали, или, если нападали другие, принимали удар на себя». Столица вагров называлась по-славански «Стариград» (совр. Ольденбург). Таким образом, Гельмольд дает подсказку на вопрос, почему континентальная колония ободритов получила название «Новеград». Судя по всему, имя ей дали те ободриты, которые были из числа вагров, известных так же в Европе как варины, вэрины или вэринги, а в Киеве – как варяги или варанги.   

    3) Современная историческая наука знает только «словеньцев» - так иногда называли Кашубов (жили на территории современного Поморского воеводства в Польше) и адриатических Венетов (жили на территории современной провинции Венето в Италии). Еще в Центральной Европе была группа племен, которых среневековые географы называли «словаками», что означало «такие же как словенцы», и это название постепенно превратилось в этноним. Других имен, похожих на слово «славяне», на карте средневековой Европы не было. А что касается названий современных государств, такие как Словакия, Словения, Славия, Славония, то их возникновение относятся к истории более позднего периода.  

    4) «Drang nach Osten» - «Движение на Восток», крестовый поход, провозглашенный папой Евгением 11 апреля 1147 года. 

    5) Под «германской нацией» тогда подразумевалось совсем не то, что сейчас. Дело в том, что общегерманский литературный язык появился лишь в XVII веке, а этническое имя «Дойче» немцы приняли и вовсе в 1871 году – за 36 лет до Февральской революции в России. Так что в Первом Тысячелетии нашей эры «Германия» могла существовать только как страна, которой владеют «германцы» - разноплеменные феодалы, которых объединял один молитвенный и административный язык – латынь. Статус «германца» ввел, вероятно, Карл Великий – известный фанат всего древнеримского. Во всяком случае, племени или рода под названием «германцы» на территории средневековой Европы не зафиксировано – слово пришло из «мертвого» языка. Возможно, Карл Первый велел монахам отыскать латинский термин, который бы уважительно именовал варваров (сам-то он, говорят, читать-писать не умел). Этим словом оказалось название «германцы», которое, как считают некоторые историки, ввел в оборот Юлий Цезарь, со слов пленных варваров именовавших себя «яроманы». А может, был прав грек Страбон, который в начале I века писал, что римляне называли некоторых варваров «germani», потому что это слово и до Юлия Цезаря в латыни переваодилось как «родня» и могло употребляться римлянами в отношении голубоглазых блондинов в значении "на одно лицо". Когда римский консул Друз разбил на Майне племя маркоманов, а сам потом погиб в результате несчастного случая, римский сенат посмертно присвоил ему, первому среди римлян, почетное звание Германик. За победу над «германцами». Было это в 9 году до н.э. С этого времени слово Германик стало частью титула многих римских консулов и императоров. Таким образом, когда Каролингам потребовался термин, доказывающий право «неримлян» на римское наследие, возникло понятие «германская нация», означавшее почти буквально: «варварское рождение» (слово natio тогда означало не народ, а рождение) и в то же время недвусмысленно корреспондировавшее с титулами великих императоров. Это был, конечно, не этнос, не народ, а выражаясь современным языком, политический проект, имевший целью ренессанс Великой Империи. Таким образом, «Священная Римская Империя Германской Нации» в буквальном переводе сегодня означало бы что-то вроде «Нетленное Римское Государство Варварского Порождения».      

    6) «Sinus ille ab incolis appellatur Balticus, eo quod in modum baltei longo tractu per Scithicas regions tendatur usque in Greciam, idemque mare Barbarum seu pelagus Scitium vocatur a gentibus, quas alluit, barbaris».

    7) Остальные балтийские языки (прусский, куршский, земгальский и селонский) вроде бы исчезли, в основном, между 1400-м и 1600 годами. 

    8) «Гюстровская ода», Ф.Томас. Гюстров, 1716.

    9)  Само слово «ненец» тоже весьма спорного происхождения. Явно славянский суффикс указывает на то, что в язык самодийского племени Нао оно вошло как русское название прежних обитателей Ямала, которые, надо полагать, были очень похожи на исторических «немцев» раз получили от новгородцев такую кличку. В общем, нельзя исключать, что «ненцы» - это искаженное «немцы».  

    10) «Русский вестник», 1881 г.

    11) В правление Алексея Михайловича (1645 г.) началось уничтожение разрядных книг, отражавшие реальную историю русских родов и организовано избиение "староверов”, потому что у них еще сохранялись старые книги.  

    12) Потапов Л.П. Этнический состав и происхождение алтайцев. Историко-этнографический очерк. / Отв. ред. А.П. Окладников.  – Л.: Наука, 1969. – 196 с.).

    13) «Теленгеты», И.С.Тенгереков 

    14) В отписках в Москву «белые калмыки» величались по имени и фамилии (по отцу), в то время как остальная местная знать, например, глава племени эуштов Тоян или глава племени чатов (цаттыр) Тарлава, упоминались просто по имени. В те времена по отчеству полагалось называть только бояр, дворян, да еще казаков, если они состоят на государевой службе.

    15) Словарь Московии, изданный в XVII веке английским путешественником Ричардом Джемсом, включает всего 16 славянских слов, аналогичный разговорник «московитского языка» немецкого филолога Генриха Лудольфа (1696 г.) – 41 славянское слово. Прочее содержание обоих словарей полностью состоит из мордовско-тюркской лексики. 

    16) "Грамматика языка московитов", Генрих Вильгельм Лудольф, 1696 г.

    17) Например, Алексей Кругликов, основатель Умревинского острога (1703 г.), первой цитадели московской власти на территории современной Новосибирской области, был сыном Штета Круглика - шляхтича Мстиславского повята Речи Посполитой, который в 1655 году был пленен, и в чине «сына боярского» отправлен служить на телеутскую границу в Томский острог. 

    18) Аль-Балхи, Аль-Марвази, Аль-Истархи, Ибн-Хордадбех, Ибн-Русте, Ибн-Хаукаль и др.

    19) Археолог Г.Белорыбкин, журнал «Родина» 11-2003 г. 

    20) Такое название Алтая сохранилось, например, в китайской географии. Возможно, что слово Артай происходит от одноименного древнеготского божества, которое известно, в основном, по галльскому пантеону. 

    21) Термин "татарское иго" в русских летописях не встречается. Впервые был введен в оборот в польской литературе начала XV века. В буквальном переводе это выражение тогда означало: «военное ярмо, тягло». В современном русском языке есть близкое по смыслу выражение у военных: «тянуть лямку». 

    22) Выражение "монголо-татарское иго" вышло из немецкого учебника «Атлас и таблицы

    Комментарии (0)   Добавить свой комментарий Отправить другу   Версия для печати  


    Другие новости по теме:

  • 1 июня 1407 года – первое письменное упоминание слова Сибирь.
  • 12 июня - День России, государственность которой была основана народом, выш ...
  • Древний район в молодом городе
  • 1 июня 1407 года – первое письменное упоминание слова Сибирь.

  • Добавление комментария
    Ваше Имя:
    Ваш E-Mail:

    Код:
    Включите эту картинку для отображения кода безопасности
    обновить, если не виден код
    Введите код:

     




    Архив новостей

    Август 2018 (1)
    Июль 2018 (1)
    Февраль 2018 (3)
    Январь 2018 (2)
    Декабрь 2017 (2)
    Ноябрь 2017 (2)
    Главная страница   |  Регистрация  |  Обратная связь
    Новосибирск, вперёд! © 2010 Новосибирск, вперёд!
    © Все опубликованные материалы защищены авторским правом и их использование, в то числе частичное, допустимо только со ссылкой на портал «Новосибирск, вперед!»
    © 2010 Разработка сайта — ЕвроПринт, совместно с INF2k Software