Новосибирск, вперед! > --- > ОБСКАЯ ОДИССЕЯ ФЕДОРА ПУЩИНА ИЛИ ПОЧЕМУ ВОЕВОДЫ НЕ ИСПОЛЬЗОВАЛИ ОБЬ КАК ДРУГИЕ РЕКИ СИБИРИ?

ОБСКАЯ ОДИССЕЯ ФЕДОРА ПУЩИНА ИЛИ ПОЧЕМУ ВОЕВОДЫ НЕ ИСПОЛЬЗОВАЛИ ОБЬ КАК ДРУГИЕ РЕКИ СИБИРИ?


5-07-2018 12:09. Разместил: admin
ОБСКАЯ ОДИССЕЯ ФЕДОРА ПУЩИНА ИЛИ ПОЧЕМУ ВОЕВОДЫ НЕ ИСПОЛЬЗОВАЛИ ОБЬ КАК ДРУГИЕ РЕКИ СИБИРИ?В этом году исполняется 385 со времени географического открытия земли, на которой сегодня стоит город Новосибирск. Между прочим, это одна из самых драматичных историй героического периода освоения Сибири. В далеком 1633 году (данные В.Добжанского) князь-воевода томский Иван Татев велел Федьке Пущину, молодому «сыну боярскому» (был в те времена такой чин), взять 60 солдат и «вверх по Обе-реке» добраться до Бии-реки, чтобы там поставить «острогу» - крепость. Таким образом, в те времена было принято брать под контроль прилегающую местность. Чем все это кончилось известно – федькина флотилия натолкнулась на неодолимое препятствие и вернулась в истерзанном состоянии.


Менее известны детали экспедиции, которые заставляют посмотреть на нее в новом свете. Прежде всего, неизвестна причина, побудившая Томскую крепость в одиночку начать агрессивные действия против очень серьезного соседа. Ведь отряд Пущина был отправлен не в прерию против индейцев, а в «телеутскую землицу» - вполне себе развитое государство, где был суд, армия, налоговая система и даже отраслевое разделение труда. А самое главное, так была пограничная служба, которая страшила всех соседей. Ведь «телеутская землица» охватывала все Верхнее Приобье, включая современный Алтайский край, Кемеровскую и части соседних областей, в том числе Новосибирской. Вот почему все первопроходческое движение «встреч солнцу» шло через глухие и комариные низовья Оби. Даже в Москве предпочитали с «белыми калмыками» (так казаки называли телеутов) не ссориться. В 1609 году с каганом телеутов был заключен самый что ни на есть межгосударственный договор о военно-политическом союзе. Кремль признал суверенитет «телеутской землицы», чего в истории освоения Сибири вообще никогда не было. В свете этих данных предприятие воеводы Татева выглядело не просто опасным, а безумным. Ведь он отправлял Пущина «со товарищи» на верную смерть! Зачем? Ответа на этот вопрос нет до сих пор.

Второй особенностью экспедиции являлось полное отсутствие сведений о маршруте. Дело в том, что Обь в том месте, где сегодня находится город Новосибирск, была не судоходна! Об огромной отмели, которую намывали потоки бурного Ташаткана (ныне Каменка, замытая под землю), специалистам известно хорошо. В старых документах фигурирует огромная переправа, которую обслуживали жители Большого Кривощекова. Здесь проходил Сибирский тракт с его каторжниками и почтовыми каретами. В правление Александра II на правом берегу даже хотели построить логистическую инфраструктуру, о чем свидетельствует документ, обнаруженный в архивах Госстроя СССР (данные В.Чебрякова), но этим планам сбыться было не суждено. В 19 веке переправа была известна как главный скотопрогонный коридор через Обь, куда стекались многотысячные стада домашних (данные К.Голодяева). Сплав коров, лошадей и овец возле села Кривощеково продолжался до самого конца 19 века, пока по линии переправы не встали опоры первого железнодорожного моста через Обь.

Обширное мелководье напротив устья Каменки имело место и до прихода русских. Об этом свидетельствуют останки крепости на высоком берегу Каменки (рядом со станцией метро «Октябрьская»), которые были описаны в самом первом путеводителе по Ново-Николаевску. Назначение этого фортификационного сооружения не оставляет места для сомнений – крепость охраняла переправу, из чего следует, что она являлась важным стратегическим объектом, а значит, обслуживалась - была оснащенным сходнями, кряжами и прочими приспособлениями для безопасного перехода огромной реки. Таким было препятствие, на которое и натолкнулся флот томской экспедиции. В своем докладе царю Федор Пущин так и пишет: «И я, государь, стоял на месте 5 дней, и с ними бился по вся дни, и мне, государь, стоять невозможно, твоих служилых людей мало, а люди стоят по обе стороны великие, не дадут и берегу».
Представьте себе флотилию из трех одномачтовых дощаников, которые стоят посреди огромной реки со спущенными парусами целую неделю («стоял на месте 5 дней»), не смотря на то, что с обоих берегов поднимаются тучи стрел. Они вынуждены оставаться неподвижной мишенью, потому что прямо идти не могут, а повернуть назад не получалось. Возможно, маневр разворота требовал приближения к одному из берегов берегу, «а люди стоят по обе стороны великие, не дадут и берегу». Вы думаете, Пущин имел ввиду «огромное количество людей»? Но в том же документе "люди великие" упоминаются еще раз, но только в перечне племен, с которыми телеуты ждали не званных гостей: «с великими людьми с черными колмаками и с царевичем с Кереем с орчаками и с барабинцы».
 
Надо полагать, Федька-конкистадор охренел, когда увидел не мифических, а реальных Аримаспов. А тот факт, что они расположились вместе с телеутским воинством «по обе стороны», свидетельствует о том, что командование объединенным войском располагало возможностью перебрасывать силы с берега на берег. В условия Оби, ширина которой более километра, это можно было делать только имея под рукой обширный брод. Вот почему корабли Пущина старались держаться середины реки даже ценой огромных потерь от работы лучников («прилегли орды многие»).
Представьте себе заходящего в воду «великого человека», который хочет дотянуться до плоскодонного суденышка, с которого в него отчаянно палят из всех пищалей обезумевшие от ужаса казаки.

Неизвестно, как Пущину и его соратникам удалось вырваться из этого Ада (хозяева «телеутской землицы», конечно, не случайно сосредоточили силы по обе стороны переправы, в которую неизбежно должен был упереться флот пришельцев), зато известно, что возвращение в Томск заняло «менее двух недель» (данные Уманского). Это как раз то время, за которое современные туристы сплавляются по Оби от Новосибирска до устья Томи (при средней скорости течения 6 км/час).

Почему же принято считать, что отряд Пущина в той знаменитой экспедиции поднялся аж до современного Камня на Оби? Лично я думаю, из-за традиционного высокомерия исследователей, которые никогда не воспринимали старые русские тексты буквально. Ведь то, что наши косноязычные предки были глупее нас, принимается как само собой разумеющееся. Именно по этой причине в докладной «отписке» бедного пятидесятника были проигнорированы не только великаны, но и смысл фразы, которая гласит буквально следующее: «сентября в 3 день выша Чумыша реки пришел сын ево Абаков Кока ж лучей ево улусной мужик Изекбей», то есть «выше Чумыша пришел сын Абаков» и т.д. (ААН, ф. 21, оп. 4, № 17, л. 375 и 375 об., № 189). Чего тут непонятного? Так нет же, исследователи один за другим трактовали эту фразу, что, мол, экспедиция Пущина достигла реки Чумыш, после чего туда «пришел» сын Абаков, хотя об этом нет ни слова в оригинальном документе.

Как бы там ни было, отчаянный пущинский рейд сыграл огромную роль в истории русского освоения лучшего куска Сибири. Воеводы с тех пор больше никогда не пытались проникнуть в Верхнее Приобье по воде, потому что теперь было известно, что между двух изгибов Обь не судоходна. А в 1688 году, когда киргизы уступили русским левобережье Оби, встал вопрос о переносе старинного русско-телеутского «торга» от стен Томского города на «телеутскую межу», которая теперь проходила по руслу Оби (данные Миллера). Место, где входили и выходили из реки повозки путешественников, караваны торговцев, колонны рабов, конные отряды, гурты скота, как нельзя лучше подходило для новой торговой площадки между русскими и «белыми калмыками». Здесь и было построено торговое подворье с церковкой в честь небесного покровителя всех сибирских казаков. Оно так и называлось: Никольский погост (от гостьба – торговля). Именно от этого детища томских служилых людей, построенного во времена регентства царевны Софьи, берет свое начало современная столица Сибири.

Впрочем, это уже другая история.
Вернуться назад